Древняя история: древнейшие поселения человека на северном Кавказе

Появление и становление человека произошло около 3-5 млн. лет, и расселение его происходило с Африканского континента. Первое появление человека на Кавказе сейчас относят к периоду от 500 до 180 тыс. лет до н. э. Первые следы обитания человека на Северном Кавказе принято относить ко времени 40-30 тыс. лет до н. э., а освоение аборигенным населением горной и нагорно-плоскостной территорий Северного Кавказа – к  X-IV тысячелетию до н. э.
 
Важным периодом в становлении человека и формировании его первых этнических признаков играет палеолит – 40-12 тыс. лет до н. э. (здесь и далее - по Крупнову). Который делится на верхний палеолит и средний палеолит. Эпоха верхнего палеолита, по свидетельству археологов, в местных памятниках представлена «весьма слабо» и харктеризуется отдельными находкаи в районе высокогорных селений Кезеной, Хой, Макажой, в долине Яман-Су (у селения Балан-Су)». Основное занятие для человека этого времени – охота. Ранние памятники среднего палеолита (мустье), т.е. 40 тысяч лет назад, обнаружены у селения Гамурзиево (р.Сунжа и р.Назранка). Свидетельства наличия первичной обработки камня. "Другой памятник обнаружен в районе селения Кезеной (к западу от высокогорного озера Кезеной-Ам) на высокой террасовидной платформе. Находки, по-видимому, были смыты с возвышений горы Макажой-Лам, где располагались временные стойбища. Здесь... в древности добывался и обрабатывался меловой желвачный камень. Из собранных орудий к периоду мустье могут быть отнесены остроконечник, дисковидный нуклеус и отдельные отщепы". Все эти находки из разных районов Чечено-Ингушетии позволили сделать важный вывод о широком расселении человека неандертального типа, об освоении им предгорных и высокогорных районов края. «Они указывают, - писал Е.И.Крупнов, -  на существование в пределах Кавказа особого восточнокавказского очага развития культур каменного века. Человек эпохи мустье приобрел навыки в обработке камня, в изготовлении различных специализированных оружий (остроконечники, скребла и др.)".
 
Мезолит (среднекаменный век) – 12-6 тыс. лет до новой эры. Для этой эпохи «характерны мелкие кремневые орудия (микролиты), вбивавшиеся в основу-обойму из дерева и кости. Они служили ножами, своеобразными скреблами для обработки кож, дротиками. Чаще всего микролиты использовали в качестве наконечников для стрел». Такого рода находки обнаружены по р. Хулхулау, в районе селения Ведено. Мезолитические стоянки человека на Кавказе сейчас датируются от 10-5 до 12-6  тыс. лет до н. э.
 
Неолит (новокаменный век) – 6-4 тыс. лет до н. э. характеризуется активным формированием навыков хозяйственных занятий человека, появлением и развитием скотоводства и земледелия. Именно в эту эпоху «человек научился шлифовать камень, просверливать отверстия в каменных предметах и изготовлять глиняную посуду – керамику, что в корне изменило пищевой режим человека (появилась возможность варить и употреблять жидкую пищу)». Неолитические стоянки и находки на их местах обнаружены "у озера Кезеной-Ам и селения Кезеной. Это кремневый нуклеус пирамидальной формы и ретушеры-орудьица, служившие для обработки изделий из камня». К эпохе неолита археологи относят и так называемую дольменную культуру, нашедшую широкое распространение на всем Кавказе и в Закавказье, и в частности в местах горных поселений аккинцев.
Медно-бронзовый век – III тысячелетие до н. э. Памятники этого периода, относящиеся ко второй половине 3-го тысячелетия до н. э., найдены и описаны: Луговое поселение у селения Мужичи Сунженского района, два поселения у селения Сержень-Юрт Шалинского района, курганные могильники у селения Бамут Ачхой_Мартановского района и у станицы Мекенской Наурского района и др. «В эпоху ранней бронзы значительная часть Чечено-Ингушетии, включая степные, предгорные и некоторые горные районв, была заселена древними племенами <…>. Культура этих оседлых земледельческо-скотоводческих племен очень близка культурам раннебронзового века Закавказья и Северного Кавказа, так называемым куро-аракской и майкопской культурам». Близость форм материальной культуры ранней бонзы в Закавказье и на Северном Кавказа эпох ранней бронзы объясняется этническим родством населения Кавказа в III тысячелетии до новой эры. «По всей вероятности, куро-аракская и майкопская культуры отражают древнейшую кавказскую этнокультурную общность на стадии ее распада и близкое родство коренных народов Кавказа – носителей так называемых иберийско-кавказских языков. Можно предполагать, что выделение вейнахских языков началось именно в эпоху ранней бронзы». Бронзовый век для автохтонного населения Северного Кавказа– это период развития хозяйства и культуры в связи с усилением расширения связей как между собой, внутри отдельных племенных образований, так и сопредельных территорий. Все факты, свидетельствующие о близости памятников Чечни и Ингушетии к культурам данной эпохи Закавказья и Северного Кавказа, «говорят о тесной взаимосвязи местного населения с носителями куро-аракской и майкопской культур, которые в свою очередь были связаны с цивилизациями Передней и Малой Азии».
 
Еще в 60-х годах XX века академик Е.И.Крупнов писал: "Вполне возможно считать, что в конце бронзового века (середина и вторая половина II тысячелетия до н.э.) вся нагорная зона Чечено-Ингушетиии, включая и высокогорные пункты (Белгатой, Дарго, Гатын-Кале и др.), была уже освоена местным населением". Таким образом, Галанчожская котловина уже могла быть заселена (!).
 
Куро-аракская культура - III тысячелетию до новой эры и названа по местам первых открытых памятников этого периода, т. е. в междуречье Куры и Аракса. «Это культура оседлых земледельческо-скотоводческих племен Закавказья, Восточной Анатолии и Северо-Восточного Кавказа эпохи ранней бронзы. Она относится к III тысячелетию до новой эры. Для нее характерны: расположение поселений на холмах и высоких террасах, своеобразная жилая архитектура, часто и в виде круглых построек, оригинальной формы глиняные очаги и очажные подставки, специфические формы глиняной посуды, часто темнолощеной и украшенной рельефными орнаментами в в идее спиралей, концентрических кругов и других. В куро-аракской культуре много бронзовых (медномышьяковых) предметов, встречаются также модели для отливки топоров».
 
Майкопская культура - III тысячелетие новой эры. «Майкопская культура – культура раннебронзового века Северного Кавказа (III тысячелетие новой эры) была распространена от Таманского полуострова на северо-западе до Чечни на юго-востоке». Характерные признаки этой культуры связаны с изготовлением орудий труда для землепользования, орудия из кости и рога – шилья, проколки, пряслица и др., гончарное дело, предметы древнейшего металлопроизводства (Бамутский курганный могильник): клепаные из листовой бронзы котлы, бронзовые топоры и кинжальчики, ножи, шилья и др., изготовленный из мышьяковистой и медно-никелевой бронзы. Северокавказская культура средней и развитой бронзы Северного Кавказа складывается во II тыс. до н. э. на основе майкопской. Тогда же развиваются торговые связи с представителями катакомбной культуры – носителями древнейшей индоевропейской речи. Памятники II тысячелетия до новой эры восточных районов Северной Осетии, Чечено-Ингушетии и частично плоскостного Дагестана характеризуют восточный локальный вариант северокавказской культуры.  Курганы открыты у станицы Мекенской (на Тереке), в окрестностях селения Бамут (на берегу реки Фортанги), в районе Грозного, у селения Сержень-Юрт и др., а грунтовые могильники в горных районах: в Ассиском ущелье (у селения Галашки), у селений Асланбек-Шерипово (Гатын-Калинский могильник), Малый Харсеной.
 
Ж и л и щ е этого периода, раскопанное у селения Асланбек-Шерипово, «представляло постройку турлучного типа со стенами, сплетенными из прутьев и обмазанными глиной. Площадь его около 25-30 квадратных метров. Каменной перегородкой жилище разделялось на две половины. В одной из них находился очаг в виде ямы, выложенной камнями. Вокруг него найдены пережженные кости животных и обломки глиняных сосудов. Вдоль стен дома прослежено возвышение, служившее, по-видимому, для лежания. Пол вымощен каменными плитами. С восточной стороны к дому был пристроен навес длиной 3 и шириной около 1,5 метра. В жилище и рядом с ним найдены пест-терочник, обломок зернотерки, костяное шило, кусочек медной пластины, обломки глиняной посуды и кости коров, овец, свиней, и косули. Установлено, что это жилище погибло в результате пожара».
 
Котакомбная культура – III –II тысячелетия до н. э . – это культура скотоводческо-земледельческих (степных) племен Северного Причерноморья и получила свое название по характеру погребального сооружения в виде подземной пещерки (катакомбы). Могильники этой культуры, со всеми характерными признаками, и относящиеся ко II тысячелетию, найдены также в окрестностях сел. Бамут. «Осевшие здесь племена были ассимилированы местным населением», т. е. представителями северокавказской культуры.
 
I тысячелетие до новой эры - раннежелезный век (IX/VIII/-IV века до н. э.). «Самыми древними местными изделиями из железа являются шилья, серпы и ножи из Алхастинского и двух Сержень-Юртовских поселений, а также наконечники втульчатых копий, проколки и ножи из Зандаковского могильника. Датируются эти памятники периодом IX-VII веков до новой эры» [Очерки:17]. «Уже в ранний период железного века на Кавказе, в том числе и на территории Чечено-Ингушетии, стало практиковаться отгонное скотоводство так называемого яйлажного типа. Сущность его заключается в сезонном использовании для овцеводства летом великолепных высокогорных пастбищ (альпийских лугов), а зимой степных пространств прилегающих районов Северо-Западного Прикаспия, то есть тот тип овцеводства, который пережил три тысячелетия и сохранился до наших дней» [Очерки:18-19]. Самыйпростой способ добычи железа из бурых руд стал известен еще во второй половине II тыс. до н.э. (племена срубной культуры), но в течение длительного времени железо было дорогим металлом, употреблявшимся для изготовления украшений и парадного оружия. Начиная с рубежа VIII-VII вв. до н.э. представители кобанской, а затем и других культур преодолели основные трудности в освоении железа. В этот период быстро растет ассортимент, количество и качество изделий из железа, которые начинают интенсивно вытеснять бронзовые и каменные предметы. В отличие от меди и олова, необходимых для производства бронзы, железо встречается практически повсеместно - и в горных районах, и в болотах, глубоко под землей и на ее поверхности. Таким образом, области, занимавшие монопольное положение в производстве бронзы (Кавказ), потеряли монополию на производство металла и их догнали регионы, бедные медными рудами (Приазовье). Для эпохи раннего железа характерен переход степных племен региона к развитому кочевому скотоводству. Оседлые земледельцы, благодаря железным орудиям, смогли освоить новые приемы агротехники, животноводства, различных ремесел. Произошло обособление ремесла, появились новые виды оружия. Образование значительного прибавочного продукта привело к появлению новых форм общественной организации. В племенах, состоявших из имущественно и социально однородных общинников, выделилась родовая аристократия. Перераспределение общинной собственности привело к частым военным столкновениям, в ходе которых возникли дружины профессиональных воинов, а позднее и военно-политические союзы племен. Войны между ними стимулировали развитие рабства и возникновение новых общественных институтов. Эти процессы неуклонно способствовали разложению первобытнообщинного строя, замене родовых отношений соседскими и формированию территориальной общины. Именно на эпоху раннего железа приходился расцвет древних обществ Северного Кавказа, время создания классового общества и первых государственных образований.
 
Кобанская культура складывается на территории западных районов Чечено-Ингушетии и в Центральном Предкавказье, а в восточных районах, в горной Чечне и Дагестане развивается на местной основе каякентско-харачоевская культура (по имени селений, где найдены памятники этой культуры – Харачой, ранее – Хорочой в Чечне и Каякент в Дагестане). Границы обитания племен - представителей каякентско-харачоевской культуры в I тысячелетии до н. э. прослеживаются от восточных границ с Дагестаном до бассейна р.Аргун. Этническое родство данной культуры с Дагестаном доказывается единством погребельного обряда (захоронения умерших в массивных каменных гробницах), но и «общностью материальной культуры (характерная особенность харачоевской керамики заключалась в обмазывании ее поверхности глиной). Общность проявлялась также в однородности и некоторой бедности бронзового инвентаря (браслеты, пластинчатые височные подвески), в малом числе оружия и в изобилии мелких сурьмяных украшений».
 
Носителями кобанской культуры были племена, которые обитали на всей территории современной Чечено-Ингушетии к западу от реки Аргун, а также в Северной Осетии и более западных районах Северного Кавказа, вплоть до Кубани.
 
Кобанская культура имела ряд отличительных признаков. Типичными предметами для кобанской культуры являлись топоры оригинальной формы, высокие поясные пластинчатые пряжки (рис. 1 и 2), разнообразные браслеты, спиральные наручники, налокотники, шейные гривны, булавки с различными навершиями, удила и псалии, бронзовая клепаная посуда и более совершенная, чем каякентско-харачоевская, керамика, нередко украшенная нарезным (геометрическим) и налепным орнаментом. Самыми характерными формами погребальных сооружений у древних кобанцев были прямоугольные каменные ящики, а также полукруглые и овальные могилы, обложенные булыжником.
 
Типичный памятник кобанской культуры второй половины II тысячелетия у с. Галашки в Ассинском ущелье. Центром этой культуры считается Северная Осетия. Самыми характерными формами погребальных сооружений у древних кобанцев были прямоугольные каменные ящики, а также полукруглые и овальные могилы, обложенные булыжником» [Очерки:17]. Кобанская культура подразделяется на три типа этнокультурной общности, где восточный – вейнахский, а западный – кабардино-пятигорско-черкесский.
(По материалам: «Очерки истории Чечено-Ингушской АССР» (1967), Крупнов Е.И. «Древняя история Северного Кавказа» (1960), З.Я. Ахмадов «История Чечни с древнейших времен» (2001) и др.). 

 

 

 

На рисунках 1, 2 - бронзовые поясные пряжки кобанского типа из Лугового могильника.
 
ЛИТЕРАТУРА
 
Ахмадов З.Я. История Чечни с древнейших времен. М., 2001. Т. 1.
История Чечни с древнейших времен до наших дней / Под ред. Гапурова Ш.А., Ахмадова Ш.Б., Багаева М.Х., Хасбулатова А.И. - Грозный, 2006.
Козенкова В.И. Культурно-исторические процессы на Северном Кавказе в эпоху поздней бронзы и раннем железном веке (узловые проблемы происхождения и развития кобанской культуры). М., 1996.
Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960.
Мунчаев Р.М. К истории археологического изучения Чечни// Культура Чечни: История и современные проблемы. М., 2006.
Очерки истории Чечено-Ингушской АССР с  древнейших времен. Т.1. Грозный, 1967.
 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.