Тимур

Походы Тимура (Тамерлана) на Северный Кавказ.
Тимур (Тамерлан) в 1395-96 гг. совершил стремительный завоевательный поход на территорию золотоордынских владений и Северного Кавказа. Конец XIV в. - это опустошительные набеги войск Тимура в районы Чечено-Ингушетии, которые в конце концов обескровили местные народы от постоянных войн (Ртвеладзе). Многие снова уходили далеко в горы, чтобы сохранить свои семьи, свой род. Но чтобы выжить и обезопасить себя и своих соплеменников и родню от набегов, угона в рабство или уничтожения, необходимо было сделать не только сам путь к месту проживания и все подступы к нему труднодоступным, но и быть готовым отразить напор, защититься, спрятаться в домах-башнях, домах-крепостях. Именно защита от внешних врагов стимулировала дальнейшее развитие башенного зодчества на Северном Кавказе, найти совершенные и специфические формы, объемы и материал. XIII - XV вв. – это время сооружения башенных построек в горной Чечне (северо-запад), Ингушетии и др. горных местности Кавказа.
Эпоха XIII-XV веков очень важна для истории вейнахов потому, что она подготовила почву для переселения в последующий период чечено-ингушских племен с гор на плоскость. Традиционное яйлажное овцеводство было невозможно в условиях господства в степных районах завоевателей. Участки земли в горах, пригодные для земеделия, из года в год истощались и не могли прокормить жителей ущелий.
С этим периодом связано окончательное оформление тейпо-тукхтумной организации чечено-ингушских племенных образований. «Тейпово-тукхтумная организация в ее классическом виде, по всей вероятности, оформилась в период после нашествия Тимура, когда были уничтожены чеченское государство с его институтами, правящие династии, навыки цивилизации, наработанные предками чеченцев в течение тысячелетий, когда чеченская земля погрузилась во мрак смутного времени, при котором властвует один закон – право сильного. В этот период чеченцы были вынуждены покинуть равнины и предгорья и уйти горы» (Ильясов).
Однако остается вопрос: был ли Тимур в высокогорье Ингушетии и пограничных с нею районов Чечни, в частности района Галанчожа и Аккинского общества, или он так и не достиг в своих набегах самых высокогорных селений?
Горная область, которая описывается в хрониках самого Тимура, не определяется в тексте непосредственно тем районом, который заселяли горцы-автохтоны Галанчожской котловины. Исследователь А. Е. Криштопа, подробно изучая маршрут Тимура на Северном Кавказе, приходит к выводу о серьезных расхождениях и несогласуемых с источниками гипотез (Криштопа). Исследователь не согласна с точкой зрения Хизриева и замечает по этому поводу: «Беспочвенно намерение Х. А. Хизрева распространять границы Симсима на территорию всей горной и предгорной Чечено-Ингушетии». В частности она пишет: «Симсим, с захвата которого начался рейд, бесспорно, лежал в равнинно-предгорной зоне (ибо часть его жителей бежала оттуда в горы). Оттуда Тимур вторгся в крайне труднодоступный горный район, населенный христианами (и язычниками) и лежащий выше «подножья горы Аухар» (т.е. выше Нака-Хиндалальской долины Андийского Койсу). По нашему мнению, с этим отрезком следует сопоставить группы дагестанских преданий о движении Тимура по «Арсахь-Тимурил нух» в Гумбет, а затем в Анди», и далее: «Поскольку нет свидетельств о продвижении Тимура дальше Андийской котловины, остается предположить, что он покинул ее тем же путем (через Андйскик е Ворота). Однако вряд ли имело смысл войску его возвращаться по прежде разоренным местам (да еще глубокой осенью). Спускаясь с перевала, он неизбежно оазывался над Нака-Хиндалальской долиной, разграбить которую было нетрудно. «Зафарнаме» говорит об обилии «добычи, корма и пищи», захваченных у «предгорья горы Аухар. <…>. Если предположить, что Тимур уходил не по прежней разоренной дороге «Арсахь-Тимурил нух», а по долине Андийского Койсу, то «иль Чутур-казакский… в этих великих горах» следует искать вблизи долины Койсу, где-то ниже Нака-Хидалал, но выше Миатлинского каньона (далее начинается плоскость), а Бешкенд должен находиться между ними. Согласно «Зафарнаме», бешкендцы «раньше покорились». Случилось ли это после ухода Тимура от «подножья горы Аухар», или же во время одной из предыдущих акций Тимура – в любом случае Бешкенд должен находиться вблизи пути движения завоевателей, а это возможно лишь при локализации Бешкенда где-то в Салаватии или вблизи нее» (Криштопа).
Реальность неминуемо граничит с вымыслом. Походы Тимура и те несчастья, которые они несли местному автохтонному населению Северного Кавказа, не преминули сказаться в народной памяти. Устная молва сохранила предания и легенды, связанные с именем Тимура.
 
ЛИТЕРАТУРА
Криштопа А.Е. Еще раз о маршруте Тимура на Северном Кавказе//Археология и вопросы этнической истории Северного Кавказа. Грозный, 1979.
Ртвеладзе Э.В. О походе Тимура на Северный Кавказ//АЭС, 4. Грозный, 1976.
Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М.-Л., 1941. Т.2 .
Хизриев Х.А. К истории чеченцев и их борьбы против татаро-монгольских завоевателей и Тимура// Известия ЧИНИИИЯЛ, т.9, ч.3, вып. 1. Грозный, 1974.
Хизриев Х.А. Походы Тимура на Северо-Западный и Центральный Кавказ. Из истории борьбы народов Чечено-Ингушетии и Ставрополья против Тимура// Вопросы истории Чечено-Ингушетии, 9. Грозный, 1977.
 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.