Киммерийцы, скифы, сарматы

Киммерийцы - первое из кочевнических племен региона, чье имя сохранили источники. Прародина киммерийцев - Нижнее Поволжье, откуда они в I тыс. до н.э. продвинулись в Северное Причерноморье. Киммерийцы - один из первых кочевых народов, заселивший в VIII в. до н.э. довольно-таки широкое пространство степей юга Восточной Европы от Днестра до Дона. У историков и археологов нет единства относительно происхождения киммерийцев. Скорее всего, они были потомками племен срубной культуры; возможно также, что киммерийцы - просто собирательное название для целого ряда номадов. В антропологическом отношении часть киммерийцев имела общие черты с населением территории Прикаспия (иранский тип). Именем киммерийцев Геродот называл целые географические районы, в частности, Боспор Киммерийский (Керченский пролив) и Киммерийскую землю (северо-восток Крымского полуострова).
Начиная с VIII-VII вв. до н.э. киммерийцы испытывали давление со стороны скифов, и впоследствии были ими полностью вытеснены на южное побережье Черного моря. Считается, что часть киммерийцев смешалась со скифами и была ими ассимилирована. Скифское войско обладало мобильностью и быстрой подвижностью. Поэтому киммерийцы совершали быстрые набеги, от которых страдали Ассирия, Лидия и Урарту.
Пути переходов через Кавказ, которые совершали киммерийцы, могли быть различны. Вполне возможно, что они могли воспользоваться и «услугами» племен, контролировавших горные ущелья, в том числе Дарьяльское, Ассинское и др. Могли ли киммерийцы проходить через территории современных Ингушетии, граничащих с нею на западе горной Чечни и Осетии, увы, мы пока не знаем. Известно, что в VI в. царь Лидии Аллиат разбил киммерийцев. Следы их дальнейшего пребывания обнаружены в Малой Азии и в Северном Причерноморье.
 
Скифы – это древние племена, населявшие степные районы Приазовья и Украины, а сарматы (савроматы) – древние племена, родственные скифам, но обитавшие в районах Нижнего Поволжья и Приуралья. Присутствие скифов и савроматов на Кавказе, в том числе и в горных районах, доказывают не только письменные свидетельства античных и греческих источников, в которых упоминаются исторические походы скифов через Кавказ, но и археологические находки, сделанные на территории Северного Кавказа уже в XX в.
Скифский (с VII в. до н. э. и ранее), а затем сарматский период (с III в. до н. э.) в истории Северного Кавказа и Предкавказья очень важен и показателен во всех отношениях. Период I тысячелетия до н. э. по всей территории Северного Кавказа считается периодом формирования предпосылок для окончательной этнотизации племенных образований.  Дело в том, что археологические изыскания свидетельствуют об относительной однородности культурной среды, «в недрах которой создавались истоки основных самобытных этнических массивов: адыгейского, вейнахского (т. е. чечено-ингушского), дагестанского и даже (в своей первооснове) алано-осетинского». Начиная с VIII века до н. э., то есть времени походов скифов и продвижения их на Кавказ и в Переднюю Азию, «проникновение степных элементов на Кавказ делается более активным и принимает массовый характер. Эти проникновения документируются особыми бронзовыми топорами-кельтами, наконечниками копий и особого вида ножнами, а позднее – бронзовыми двуперыми и трехперыми наконечниками стрел, короткими железными мечами с характерными рукоятками, разнообразием набора конской сбруи и даже появлением особых форм керамики и приемов ориентации глиняной посуды в виде налепных валиков с защипами, сделанными пальцами. Все это было абсолютно чуждо местным формам материальной культуры и вместе с тем весьма типично для культур северных районов и в особенности для степной и лесостепной полосы юга России, где, как известно, до VII в. до н. э. обитали киммерийские, а позднее скифские и близкие им по культуре племена».
По археологическим данным, в горных районах Кавказа также встречаются некоторые вещи и предметы быта степных культур. В местной материальной кобанской культуре фиксируются вещественные элементы некавказских культур, из которых наиболее отчетливо представлены элементы культуры скифской и савроматской. Такие «значительные включения элементов степных культур» в археологических памятниках и позволяют говорить о заметном влиянии скифской культуры. Так, в курганах у селения Гойты, как оказалось, были погребены степняки-скифы или савроматы – «с вещами, из которых особенно выделяются великолепные костяные гребни, выполненные в скифо-савроматском «зверином» стиле». Найденные при раскопках предметы, характерны для подлинно скифской материальной культуры: оружие (акинаки, наконечники стрел), орудия труда (глиняные прясла, серповидные ножи) и ряд типов глиняной посуды (миски и сосуды грушевидной формы, а также налепной щипковый орнамент). То, что это предметы скифской культуры доказал анализ подобных находок и в местах зарождения коренной скифской культуры.
Без сомнения, горские племена были связаны с представителями степных культур, каковыми являлись скифы. Особенно эти контакты могли проявиться в период знаменитых походов скифов. Ведь, как известно, путь скифов лежал в Переднюю Азию через Кавказ, в частности через Дербентские ворота, и частично  проходил через территории современных Чечни и Ингушетии.  Может быть, кто-то из предков аккинцев и был участником таких походов, поскольку для набегов скифами использовались самые разные «проходы» в горах и через горы, а Аккинское и Ассинское ущелья представляли собой одни из таких вариантов. «Не исключено, - пишет известный исследователь-кавказовед Е. И. Крупнов, - что в знаменитые скифские дальние походы могли быть вовлечены и некоторые местные кавказские племена. Во всяком случае, походы способствовали расширению культурно-экономических взаимосвязей горцев с Закавказьем и даже с населением отдельных стран Ближнего Востока». Наличие таких контактов подтверждается интересными находками, извлеченными из могильников Чечено-Ингушетии (Исти-Су, Лугового, Нестеровского и др.). Это - стеклянные многоцветные бусы, которые были изготовлены не местными мастерами, а мастерами из городов Ближнего Востока, что подтверждает развитая ремесленная традиция изготовления женских украшений, характерная именно для данного региона. Идентичные предметы женского туалета широко представлены в коллекциях искусства древней Финикии (Тир и Сидон) и древнего Египта (Фивы и Александрия).  
Скифы привнесли в местную культуру и быт некоторые свои традиции. О влиянии скифов на местную культуру свидетельствуют многочисленные приметы этого периода. «Тесные контакты кавказских племен со степняками привели даже к некоторому переоформлению местной культуры того времени, придав ей смешанный, как бы «скифоидный» характер» (Крупнов).
VII-VI вв. до н. э. уже отличаются выделением из патриархального рода отдельной патриархальной семьи как основной хозяйственной единицы. Во главе такой семьи, естественно, становится мужчина, который является не просто хозяином, но и продолжателем семьи и родового семейного клана - тейпа. Соответственно ряд семей мог объединяться в некую общину. О таком отделении свидетельствуют также коллективные захоронения того времени (могильники в Нестеровском и Луговом), где наблюдается обособление от захоронений рода захоронений отдельных семей.
В этот период – период раннежелезного века – на Северном Кавказе активно формируется так называемое патриархальное рабство. Вызвано это было тем, что улучшение железных орудий труда и развитие трудовых навыков способствовало развитию производства продукции, а это, как следствие, требовало привлечения дополнительной рабочей силы. Такая рабочая сила «поставлялась» путем войн, грабежей, набегов и представала в качестве пленников и рабов. Скифы, уже давно использовавшие труд рабов, при установившихся влияниях и контактах могли способствовать активизации этого и других процессов среди населения горных и предгорных районов Кавказа.
Считается, что период раннежелезного века – это время зарождения среди вайнахских племен одного из самых сильных культов – культов божеств Дела (Эльта) и Тушоли, получивших свое дальнейшее развитие в средневековую эпоху. Наряду с этим господствует тотемизм и развивается культ семейного очага. К таким выводам подводят различные данные по этнографии и археологии Кавказа.
 
Сарматы – представители полукочевнических племен. В III веке до н. э.  сарматы на Северный Кавказ. Их вторжение было куда более ощутимым, чем скифское, и носило массовый характер. Сарматы в скором времени вытеснили скифов, а те, в свою очередь, видимо, уже успели укорениться и осесть в районе Северного Кавказа.
Что принесли с собой сарматы? Это новые формы погребальных сооружений и материальной культуры: длинные сарматские мечи, особый тип железных наконечников стрел (черепашковых), бронзовые зеркала с ручками, особый стиль керамических полихромных украшений и форм. С приходом сарматов возникают укрепленные городища, в культурном слое которых найдены вышеперечисленные образцы предметно-вещевой культуры наряду с местной, аборигенной. Следовательно, речь идет не только о том, что пришлые сарматы (или даже отдельные группы) оседали в этих краях, но и обнаруживали тесный контакт взаимосуществующих культур. «Если сторить свои выводы на памятниках материальной культуры не только лучше изученного Прикубанья, но и по материалам Северной Осетии и Чечено-Ингушетии (из селений Корца, Кумбулты, Кобана, гор. Моздока, селений Алхасте, Алхан-Кала, гор. Грозного и других мест), то уверенно можно говорить о довольно массовой сарматизации местных культур Северного Кавказа, очевидно, осуществлявшейся несколькими потоками и в разное время, вплоть до начальных веков нашей эры, когда на исторической арене появились аланы, генетически связанные с ираноязычными сарматами Поволжья».
В скифо-сарматский период надежными убежищами для племен и отдельных родов становятся поселки. Угроза нападений стимулирует объединение племен. Развивается система религиозных представлений, возникает вера в существование разных божеств, «которые много позднее стали у вейнахских племен «ердами», то есть богами». Появились первые сведения о заселении края (античные авторы и литературные памятники Закавказья).
III век до н. э . - IV век н. э. – становятся периодом активных нашествий ирано-язычных кочевых сарматских орд. Набеги совершались на Иберию, Армению и Кавказскую Албанию. "Из письменных источников мы знаем, что в III веке до новой эры Северный Кавказ пережил мощное нашествие ирано-язычных кочевых сарматских орд, двигавшихся с территории своей прародины в Северном Прикаспии на запад и юг. Переселение сарматов (савроматов) было подготовлено важными сдвигами внутри их общества. Резко усиливающаяся сарматская всадническая аристократия в условиях роста населения и увеличения стад стремилась к покорению новых земель". "Однако сарматские передвижения в отличие, например, от предшествовавших им скифских походов через Кавказ не были простыми набегами. Целые племенные союзы кочевников навечно осваивали степи Предкавказья, избрав их постоянным местом своего пребывания. Античные историки и географы сохранили нам названия конкретных племенных групп сарматов, захвативших равнинные районы Предкавказья, которые они именуют Сарматией и Сарматскими равнинами".
Страбон называет владения сираков, самого представительного племени сарматов Сиракеной, реку, которая протекает через Сиракену, Мермодом (Терек). Археологические изыскания на территории Сиракены, части Сарматии, свидетельствуют о прекращении жизни большого количества поселений, ранее расположенных по берегам Терека, Сунжи и их притоков, с конца IV - начала III веков до новой эры. Не исключено, что сарматы либо уничтожили местное население, либо послужили причиной ухода местного населения в более труднодоступные места, в горы и ущелья. Вытесненные с удобных мест проживания, они вынуждены были осваивать новые места, приспосабливаясь и к новым условиям. По свидетельству лингвистов, "в языке вейнахов сохранилось слово "цIаьармат" в значении страшный, косматый, чуждый человек. Надо думать, что его фонетическая близость с этническим названием "сармат" не случайна и отражает отношение горцев к пришельцам-степнякам".
По Страбону, в это же время - время активного вытеснения местных племен сарматами - в предгорьях и лесах территорий нынешних Чечни и Ингушетии продолжали обитать исконные жители этого края - гаргареи, гаргары. Кстати, в чеченском и ингушском языках данное слово переводится как близкие, соседние, родственные люди. Таким образом, этноним гаргареи принято считать "подлинно нахским термином, обозначющим какую-то часть коренных жителей Чечено-Ингушетии" [Очерки, 1967. С. 24]. Этнонимы предков современных вейнахов, о которых упоминается на страницах знаменитой "Географии" Страбона - гаргареии, исадики-соды, хамекити, которые проживали на территории Чечни и Ингушетии уже на рубеже новой эры. Подтверждения мы находим в средневековой грузинской хронике "Картлис цховреба" ("Житие Грузии") XI-XII вв. В хронике есть упоминание о племенах дурдзуков, определяемых по-грузински как нахских. Поэтому дурдзуков справедлико называют прямыми предками чеченцев и ингушей.
Археологические данные, хотя и немногочисленные, по исследованию памятников последних веков до новой эры все же позволяют свидетельствовать о том, что "горцы последних веков до новой эры в хозяйстве, быту и культуре продолжали традиции кобанской и киякентско-харачоевской культур раннего железного века". Отношения горцев с сарматами длительное время носили враждебный характер. Об этом также свидетельствуют греческие и римские письменные источники (Страбон, Апполоний Родосский, Диодор Сицилийский и др.).Однако в конце концов сарматы вынуждены были искать союзников для совершения набегов на Иберию, Армению и Кавказскую Албанию, поскольку нападения могли осуществляться только при доброжелательных отношениях с горскими племенами, контролировавшими основные перевальные пути. В результате, по-видимому, местные племена, некогда оттесненные в горы, возвращались на места прежних поселений, и либо соседствовали, либо ассимилировались. Интересное наблюдение оставил нам Страбон, который пишет, что "горную часть занимает воинственное большинство, в образе жизни сходное со скифаи и сарматами, с которыми они находятся в соседстве и в родстве... и в случае какой-либо тревоги набирают много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из тех народов".  Совместные набеги на Иберию, вынудили правителей позаботиться о защите своих границ и искать решение дружеских, а не враждебных отношений. По грузинским источникам, поводом к постройке мощных укреплений в Дарьяльском ущелье послужил мощный набег вейнахских племен, поддержанных сарматами. Вскоре, уже во II-III веках новой эры аланы распространяют свое влияние и на сарматские владения, полностью подчиняя их себе. Так, на смену сарматам приходят аланы. Однако, если их влияние распространяется вплоть до Терека и Сунжи с их притоками, то связи с племенами, находящимися высоко в горах, по-прежнему затруднены. Это по-своему создает условия своеобразной изоляции этих племен. Исторические источники свидетельствуют об одном таком совместном набеге алан, вейнахов и дагестанцев на соседние территории Армении и Атропатены ("Картлис цховреба", Амвросий, Иосиф Флавий и др.).
Однако мы не имеем в настоящее время археологических подтверждений относительносамых отдаленных горских поселений ни этого ни других периодов, например, в районе Галанчожской  котловины или Кистинского ущелья.
 
ЛИТЕРАТУРА
Вопросы скифо-сарматской археологии. М., 1954.
Граков Б.Н. Пережитки матриархата у сарматов// Вестник древней истории, 1947, № 3.
Круглов А.П. Северо-Восточный Кавказ во II-I тысячелетиях до н. э. М., 1958.
Крупнов Е. И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960.
 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.