Период татаро-монгольского нашествия

Татаро-монгольское нашествие - XIII - XIV вв.
1222 -1224 гг. – первый поход татаро-монгол на Кавказ и разгром Грузии, взятие Шемахи, выход через Дагестан на Северный Кавказ
1238-1239 гг. – завоевание степной и предгорной зон Чечено-Ингушетии монголами и
падение столицы Алании города Макаса (Минкаса)
Накануне монгольского нашествия XIII века территория Чечено-Ингушетии не представляла единого комплекса ни в этническом, ни в социально-экономическом, ни в политическом отношениях. Вейнахские племена населяли главным образом горные районы и, возможно, предгорную часть бассейна реки Сунжи. Степная зона края была занята частично ираноязычными племенами аланского союза, частично тюрками-кыпчаками. Пастбищная зона степей и равнин Чечни и Ингушетии сразу вошла в состав Улуса Джучиева (или Золотой Орды). Инстинкт самосохранения, ужас перед безжалостными врагами, истреблявшими все на своем пути, страх быть убитым, потерять всех родных заставлял многих жителей перемещаться в предгорья и в горы, либо обосновывая там заново новые поселения, либо подселяясь. «Если равнины края явились ареной деятельности пришлых племен и народов, то в глубине горных ущелий вейнахские этнические группы проживали в сравнительно более спокойной обстановке» (Очерки истории ЧИ АССР). Именно в это время появились в горах отдельные башенные постройки, возвышавшиеся у входов в главные ущелья – Аргунское (у селения Чишки), по рекам Фортанге, Ассе, Хулхулау, а также разбросанные по предгорьям (Гамурзиево, Заурово, у рект Герчоч). Обычно горские поселки располагались на скалистых площадках и каменных утесах. На смену небольшим каменным домам с турлучными конструкциями и плоской глинобитной крышей пришли мощные жилые башни, снабженные бойницами и нависными машикулями. К сожалению, от построек XIII-XV веков сохранились только развалины. Но ряд факторов указывает на наличие укрепленных построек именно в это время. У селения Харачой, под мысом, на котором стояла башня, у входа в ущелье реки Чеймирзау-Ахк, был обнаружен культурный слой с остатками костей домашних животных и посуды XIII-XIV веков (Марковин).
Татаро-монгольское нашествие повлияло на формирование этнической ситуации в регионе. «С равнины ушли аланы, далее на восток продвинулись кабардинцы. Часть алан переселилась на южные склоны Большого Кавказа в горные районы Шида Картли. Процесс миграции алан-осетин с годами усиливался, чему XVI-XVIII вв. способствовало опустение многих земель в горной Картли, откуда грузинское население в результате постоянных войн и военных походов дагестанцев (лаков) ушло или было уведено в плен. На Западном Кавказе с южных склонов Кавказского хребта, с Восточного Причерноморья в горные ущелья бассейна Кубани в течение XV-XVII вв. (возможно и ранее) мигрировали группы абазин – часть большой этнической общности, известной в источниках под именем абазы и включавшей (помимо абазин) также абхазов и убыхов. Огромные пространства Предкавказья и некоторые районы Северного Кавказа в XIII-XIV вв. заняли ногайцы – новый этнос, появившийся на этнический карте региона с распадом Золотой Орды. В XVII в. часть земель Предкавказья и Северного Кавказа заняли также другие кочевые народы – калмыки, пришедшие из Ойротии, и туркмены. В этнической ситуации Северного Кавказа происходили и другие изменения, связанные с этническими границами, интенсивными процессами консолидации и ассимиляции. Вообще этнические границы на Северном Кавказе были очень зыбки, неустойчивы, как, например, западная граница осетин-дигорцев с балкарцами и восточная граница осетин-иронцев с ингушами. <…>. Нестабильность этнических границ в ряде районов Северного Кавказа, длительный процесс формирования некоторых народов этого региона можно видеть на примере осетин (дигоро) – балкарской этнической границы. Как сообщают арабские и персидские источники XIII-XIV вв., в результате татаро-монгольских походов, после разгрома алан и кипчаков часть этих народов ушла в горы; часть кипчаков обосновалась в низовьях Терека, где возникло Тюменское ханство. Значительное по численности и компактное аланское население было в горах Северного Кавказа в района современного Карачая и Осетии уже в V-VI вв. Нет никакой возможности установить, как велика была численность, переселившихся в верховья Кубани и правых притоков Терека (Баксана, Безенги, Хулама и Чегема) кипчаков. Но вне зависимости от численности мигрантов появление здесь кипчакского, т.е. тюркоязычного населения, дало интенсивный толчок процессу ассимиляции алан тюрками» (Анчабадзе, Волкова).
  
ЛИТЕРАТУРА
Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Этническая история Северного Кавказа XVI-XIX в. М., 1993. (Серия Народы и культуры Кавказа». В. XXVII. Народы Кавказа).
 
 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.