Антропология и этногенез – статья-справка

Проблема происхождения отдельных народов

земного шара, в том числе и этногенез народов Евразии,

всегда считался и поныне является одной из сложнейших

исторических проблем.


Е. Крупнов


Вопрос происхождения чеченцев-аккинцев, как, впрочем, и многих другихкавказских народов, до сих пор является неоднозначными затруднен вследствие разных факторов.

Кто такие аккинцы? Откуда они пришли (если пришли) и как появились в местах, прозванных в народе Акки-лам? В исторической науке принято называть аккинцами тех чеченцев, кто издревле населял территорию высокогорья (а -лам) – горные аккинцы, а в средние века мигрировал на восток в сторону Дагестана и спустился на равнинные земли, основав новые поселения (аккинцы-ауховцы) – равнинные аккинцы. Разделение аккинцев на горных и равнинных долгое время носило односторонний характер: как правило, известность аккинцев-ауховцев оттеснила на задний план само существование горных аккинцев, тем самым внося некоторую путаницу и в вопрос происхождения аккинцев как таковых. Именно забвение общей истории предков аккинцев, как горных так и равнинных, истории пусть и малой родины, но родины с древними традициями, не позволило накопить достаточно обширного фактографического материала. Однако данные этнографии, антропологии, лингвистики, фольклора, археологии, краеведения позволяют сегодня получить информацию, проясняющую и уточняющую историю нахов-аккинцев из Акки-лам.

Одна из реальных гипотез, основанная на археологических и антропологических материалах, заключается в том, что население всего Кавказа в период куро-аракской культуры имело общее происхождение от одной этнической общности (Крупнов, Алексеев, Кузнецов). По словам Кочиева, основным и пока еще не выясненным остается вопрос: «каким образом этот прапредок, принимавший участие в происхождении почти всех кавказских горцев, распался на разноязычные и разнокультурные народы? Надо полагать, что еще в глубокой древности отдельные регионы высокогорья были ассимилированы разными по происхождению, языку и культуре этносами, заселившими Большой Кавказ с разных сторон и имевшими возможность экспансии на ближайшие к ним горные районы» (Кочиев).

Древние географы и путешественники называли Кавказ «горой множества языков». Такое определение основывалось на большом количестве народностей, которые обитали на Кавказе, как в высокогорной, так и в предгорной его частях. За многие столетия эта картина практически не изменилась, и Кавказ продолжает славиться своим этническим разнообразием. Однако не все так просто в вопросе этногенеза (Бромлей, Алексеев, Кобычев). Для народов Кавказа не прошли бесследно влияния экспансии на Кавказ с древнейших времен. Начиная с середины I тысячелетия до н. э. насельники предгорий Северного Кавказа, несомненно, были или тесно связанными с горцами или уже тогда (как и сейчас) являлись вместе с ними одним народом (Кочиев). Скифы, сарматы, савроматы, аланы, гунны, татаро-монголы, персы, греки – вот далеко не полный перечень тех, кто на протяжении длительного времени совершал набеги, опустошительные походы, захватнические войны.

Эпоха великого переселения народов, вынужденных спасаться, уходить от врагов или искать лучшие места для поселений путем захвата чужих территорий, является для многих этносов той отправной точкой, когда расселение конкретного народа было окончательно локализовано. К этому периоду относятся сформировавшийся современный антропологический тип (в том числе посредством ассимиляции и метисации), выработанная народная или на религиозной основе система нравственных ценностей, культурные и бытовые традиции и обряды. К этому времени нас отсылают сохранившиеся родовые предания и фольклор.

Среди кавказских народов, проживающих на территории России, наиболее представительны коренные жители Кавказа: адыгейцы, кабардинцы, черкесы, абазины, карачаевцы, балкарцы, осетины, чеченцы, ингуши, дагестанцы, грузины, армяне, азербайджанцы. Антропологи различают три основных антропологических типа народов, населяющих Кавказ: кавкасионный, понтийский, каспийский.

Чеченцы и ингуши в антропологическом отношении не отличаются от осетин и горных грузинских этнографических групп и относятся к кавкасионному антропологическому типу. Антропологические исследования народов Кавказа в 50-60-е годы выявили, что горцы чеченцы, ингуши, осетины и частично дагестанцы представляют собой своеобразный вариант европеоидной расы, названной кавкасионским типом, который по важнейшим расово-диагностическим признакам не имеет аналогов в равнинном и предгорном населении не только Большого Кавказа, но и всей Европы.

Приведем небольшой фрагмент из книги «Народы Кавказа» (1960 г.), где приводятся аргументированные выводы и даются точные определения по данной теме.

«А д ы г е й ц ы. Преобладает понтийский тип, в особенности на западе. Впрочем, отдельные локальные группы, например адыгейцы Лазаревского района Краснодарского края, отличаются более темной пигментацией и несколько менее высоким ростом, в чем они морфологически сближаются с представителями каспийского типа. В восточных этнографических группах адыгейцев наблюдается примесь кавкасионных элементов. Головной указатель несколько выше, чем на западе. Лицо шире.

К а б а р д и н ц ы, ч е р к е с ы и а б а з и н ы. Черты кавкасионного типа (круглоголовость, значительная ширина лица) выражены в еще более сильной мере, чем у восточных групп адыгейцев. В общем они занимают промежуточное положение между характерными представителями понтийского и кавкасионного типов.

К а р а ч а е в ц ы и б а л к а р ц ы. Характерные представители кавкасионного типа. Несмотря на их принадлежность к тюркской языковой семье, в их антропологическом типе не найдены хотя бы незначительные следы примесей монголоидной расы.

О с е т и н ы. Также характерные представители кавкасионного типа. Распространенное представление о том, что среди осетин чаще, чем у других народов Кавказа, встречаются светлые глаза и русые волосы, совершенно не обосновано. В действительности эти особенности встречаются у осетин ничуть не чаще, чем у их соседей - кабардинцев, сванов, горных грузинских этнографических групп и народов чечено-ингушской ветки.

Ч е ч е н ц ы и и н г у ш и. В антропологическом отношении не отличаются от осетин и горных грузинских этнографических групп. Вместе с ними могут рассматриваться как характерные представители кавкасионного типа.

Д а г е с т а н ц ы. Дагестан в целом представляет собою зону перехода от ареала распространения кавкасионного типа к каспийскому. На западе среди народов аваро-андо-цезской группы светлые глаза встречаются несколько чаще, чем на востоке, где влияние каспийского типа проявляется более отчетливо. Лицо шире.

Г р у з и н ы. В антропологическом отношении грузины характеризуются, по сравнению с другими народами Кавказа, наибольшим разнообразием антропологических типов. Горные этнографические группы являются характерными представителями кавкасионного типа. В Западной Грузии отмечено преобладание примеси понтийских элементов, на востоке - переднеазиатских. Месхов и джавахов в сущности почти невозможно отличить от армян. Ингилойцы очень близки к азербайджанцам Алазанской долины и вместе с ними могут считаться представителями одного из брахикефальных вариантов каспийского типа.

Вопрос о происхождении антропологических типов Кавказа еще далек от окончательного разрешения. Это объясняется как недостатком палеоантропологических материалов, так и сравнительно незначительной степенью отличия отдельных типов друг от друга. Кроме того, на Кавказе а значительной мере проявляются широко распространенное явление так называемой брахикефализации, т.е. увеличение головного указателя. Установлено, например, что у осетин головной указатель за последние 200-300 лет увеличился на пять-шесть единиц. Причины этого явления не изучены. Частично они лежат в распространении переднеазиатского типа колыбели. Однако это не единственная причина. Интересно отметить, что у тех же осетин увеличение головного указателя сопровождается увеличением ширины лица. Все эти обстоятельства препятствуют эффективному использованию палеоантропологических данных для выяснения истории формирования антропологических типов населения Кавказа.

Кавказ, как известно, был заселен человеком еще в раннепалеолитическую эпоху. Можно предполагать, что физический тип человека того времени характеризовался признаками, свойственными питекантропу, а позднее неандертальскому человеку. Однако никаких достоверных находок палеоантропологических остатков пока еще нет. Так называемая подкумская черепная крышка, на которой отмечались отдельные неандерталоидные признаки, не может считаться достаточно хорошо датированной.

Нет пока и палеоантропологических находок позднепалеолитического и мезолитического времени. Имеющиеся в литературе указания на череп мезолитической эпохи из Абхазии основаны на недостаточно датированной находке. Древнейшие более или менее многочисленные серии черепов, возраст которых хорошо определен по археологическим данным, относятся к концу бронзовой эпохи и ранней поре железной. В это время прослеживаются довольно существенные различия в типе населения Закавказья и Северного Кавказа. В древнейших погребениях Самтаврского и Мингечаурского могильников находят резко выраженные длинноголовые узколицые европеоидные черепа, по типу сходные больше всего с представителями современных длинноголовых вариантов каспийского типа. В степных районах Северного Дагестана и в прилегающих районах Чечено-Ингушской АССР были обнаружены также европеоидные, но гораздо более широколицые черепа, ближайшие аналоги которым встречаются в сарматских погребениях Нижнего Поволжья и Казахстана. Оба отмеченных типа можно было бы считать древними формами каспийского и кавкасионнного типов. Однако подобное заключение сталкивается с трудно разрешимым противоречием. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эта особенность сформировалась на протяжении последних столетий.

В качестве рабочей гипотезы можно выдвинуть предположение, что каспийский тип сформировался в процессе заселения Кавказа с юго-востока, а кавкасионный и понтийский испытали на себе влияние северных элементов, распространявшихся в южном направлении до центральных областей Большого Кавказского хребта, а на западе до Малой Азии включительно. Позднее, главным образом после монгольского завоевания, на территорию Кавказа проникли монголоидные элементы, в настоящее время отчетливо прослеживаемые в составе ногайцев и в виде ничтожной примеси у некоторых групп азербайджанцев. Наконец, переселение русских сопровождалось распространением североевропейских светлоглазых и русоволосых элементов» (Народы Кавказа. М., 1960. Т.1).

На разных этапах своего развития антропология выработала разные объективные приемы и методы исследований. Современные технологии позволяют антропологам широко использовать не только накопленный опыт, но и данные соматологии, дерматоглифики и анализа ДНК. (Однако подспудно возникает другой вопрос: к чему могут привести эти данные и в каких, увы, далеко не научных целях их могут использовать в дальнейшем?)

Первые дерматоглифические исследования на основе описания кожного рельефа рук у ряда народов Кавказа было начато еще в 30-е годы XX века, а продолжено в 60—70-е годы. По ряду характерных признаков исследователи отмечают сходство типологий кавказских популяций и объединение их по группам (материалы анализа мужских выборок). В отдельные группы объединены (1) чеченцы, удины, осетины, аварцы, рутульцы, балкарцы; (2) лезгины, азербайджанцы, кумыки, талыши; (3) кахетинцы и карталинцы; (4) пшавы и цахувы. А вот хевсуры, сваны, мохевцы, мтиулы, горские евреи, мегрелы, курды, гурийцы, ассирийцы не имеют себе аналогий (!). «Ключевая роль Кавказа как региона, связанного с формированием наиболее древней (южной) ветви европеоидов, таким образом находит выразительное воплощение в данных дерматоглифики» (Хить).

Обратим внимание на то, что чеченцы и удины объединены наряду с другими указанными народами в одну группу. Вероятно, это не случайно, как не случайно и то, что удины – финно-угры - признаются одним из реликтовых европеоидных народов Кавказа, которые в период между I тысячелетием до н. э. - I тысячелетием н. э. проживали где-то на Северном Кавказе, в Предкавказье и Закавказье и в результате миграционных процессов, возможно, «были вытеснены из этих мест или ассимилированы местным кавказским субстратным компонентом и последующими волнами кочевых племен» (Кобычев).

 

ЛИТЕРАТУРА

Абдушелишвили М.Г. Антропология древнего и современного населения Грузии. Тбилиси, 1964.

Алексеев В.П., Бромлей Ю.В. К изучению роли переселений народов в формировании новых этнических общностей// СЭ, № 2, 1968.

Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М., 1974.

Гаджиев А.Г. К проблеме становления кавкасионного типа// Вопросы антропологии, вып. 46, 1974.

Кобычев В.П. Некоторые вопросы этногенеза и ранней этнической истории народов Кавказа: финно-угры на Кавказе // Кавказский этнографический сборник. IX. Вопросы исторической этнографии Кавказа. М., 1989.

Кочиев Р.С. Процессы ассимиляции и метисации населения кавказского высокогорья с древнейших времен// Расы и народы. Вып. 20. М., 1990.

Мунчаев Р.М. Кавказ на заре бронзового века. М., 1975.

Народы Кавказа. М., 1960. Т. 1.

Хить Г.Л. Дерматоглифика народов Кавказа// Полевые исследования института этнографии. 1978. М., 1980.

Цветкова Н.Н. Материалы к этнической антропологии Северного Кавказа (Исследование на основе соматологических и фотометрических признаков) // Археология и вопросы этнической истории Северного Кавказа. Грозный, 1979.

 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.