Текст статьи - Скотоводство у Урартийцев (фрагмент из книги Пиотовского)

 
 Б.Пиотровский. История и культура Урарту. Ереван, 1944. (Фрагмент из книги)
 
Скотоводство
На Армянском нагорье скотоводство появилось задолго до возникновения Урартского государства, еще в неолитическую эпоху, причем природные условия страны оказали существенное влияние на весь ход развития этой отрасли хозяйства.
Задолго до возникновения Урартского государства скотоводство, наряду с земледелием, стало основным видом хозяйства, а скот основным источником накопления примитивного богатства и собственности, сначала племенной, а позже и родовой На основе скотоводства еще в глубокой древности усилилось имущественное неравенство отдельных племен, а затем и классовое расслоение внутри них. Развитие скотоводства обострило враждебные отношения между племенами Армянского нагорья, причем основным предметом раздора были скот и пастбища.
История нам отчетливо показывает, что в развитии общества Передней Азии скотоводство играло весьма важную, первостепенную роль.
Древнейшие памятники, дошедшие до нас от Ванского царства, дают картину развитого скотоводства, прошедшего многовековую историю. В Урарту четко наблюдается уже полукочевая форма скотоводства, явившаяся закономерным следствием его развития в горных условиях. При росте скотоводства новые потребности увеличивающихся стад не могли удовлетворяться прежними пастбищами—в лесах и на усадебных участках. В стремлении расширить эти базы началось истребление лесов и постепенное освоение горных альпийских лугов. Скот на летнее время угонялся в горы, на пастбища, куда вместе с ним перекочевывала и часть племени. Скотоводство приобрело полукочевой (яйлажный) характер, что вместе с тем усилило разделение труда между горными и долинными районами Армянского нагорья.
Этот процесс развития скотоводства хорошо прослеживается на археологическом материале Кавказа и Закавказья,1 что позволяет до некоторой степени реконструировать также историю скотоводства и Армянского нагорья, не документированную еще археологическим материалом.
В урартских клинообразных надписях уже с конца IX в. постоянно упоминается крупный и мелкий рогатый скот, причем названия животных переданы ассирийскими идеограммами, иногда раскрытыми фонетически, что позволяет установить урартское их чтение. Таковы идеограммы „бык" (урарт. pahini), „бычок", „дикий бык", „корова", „овца" (урарт. suse) и „ягненок". Возможно, что идеограммами „бык" и „овца" передавались также понятия „крупный рогатый скот" и „мелкий рогатый скот", независимо от их вида и пола.
К сожалению, изображениями урартского скота мы не располагаем вовсе, если не считать рельефы Балаватских ворот Салмана-сара III, где изображен угон скота из страны Гилзэн (на северо-западном побережье оз. Урмия), входившей позднее в состав Урарту, да сильно стилизованных фигур быков, имевших часто орнаментальный характер.
Костный материал из раскопок на То прах-кале не был определен и изучен. Кармир-блур дал лишь незначительные находки костей животных. Только из Цовинарской крепости, на южном берегу оз. Севан, т. е. самой окраины Урарту, мы располагаем костным материалом, определенным В. И. Громовой. Так, при моих раскопках 1934 г. были найдены кости крупного рогатого скота (Bos taurus), домашней овцы (Ovls aries) и домашней свиньи (Sus scrofa domestlca).
Летописи Аргишти и Сардура, описывающие победоносные походы урартов в страны Передней Азии, в перечнях добычи дают громадные цифры скота, угнанного в центральную часть Ванского царства, причем в этих текстах явно выступает значительное преобладание мелкого рогатого скота над крупным. Согласно сохранившемуся тексту летописи за все отмеченные походы Сардур, сын Аргишти,. привел в Биайну около 110 тысяч голов крупного и около 200 тысяч голов мелкого рогатого скота (1,46—47; II, 44; III, 39—40; IV, 32— 33; V, 31; VI, 7-8).
Только за два похода в Закавказье из страны Эрах, к северу от горы Арагац, было угнано 23194 головы крупного и 63420 голов мелкого рогатого скота. Мы видим, что по этой сводке число захваченных овец и коз почти в три раза превышает число забранных там же быков и коров. Укажу попутно, что по переписи 1916 г. в Алексан-дропольском уезде Эриванской губернии насчитывалось 132 тысячи голов крупного и 157 тысяч голов мелкого рогатого скота. Если мы учтем, что страна Эрах занимала лишь часть территории б. Алексан-дропольского уезда, а также, что урарты завладели не всем скотом страны Эрах, то цифры летописи Сардура еще ярче будут свидетельствовать нам о громадном количестве скота у племен древнего Закавказья, входивших в состав Ванского царства.
Следует заметить, что основной добычей походов Аргишти и Сардура являлись люди и скот.
Весьма интересны сведения летописей о том, что походы урартских царей совершались в году дважды, весной и осенью. Н. Я. Марр совершенно справедливо отметил, что это обстоятельство связано не столько с климатическими особенностями, сколько с основной формой скотоводства, господствовавшей в Передней Азии, а именно с полукочевым (яйлажным) скотоводством. Урартские войска появлялись или весной, в то время, когда скот еще не ушел на горные пастбища, или осенью, по его возвращении с гор, именно тогда, когда им была обеспечена богатая добыча.
Мясо, по всей вероятности, было основной пищей урартов. Это отразилось и в том, что в перечнях жертв, приносимых богам (надпись на скале „Дверь Мхера"), упоминаются одни только жертвенные животные. Эта особенность урартского жертвоприношения выступает весьма четко, если мы сравним перечни жертв клинописей Ванского царства хотя бы с древне-египетскими.
Крупный рогатый скот в Урарту имел преимущественно пищевое значение (мясо и молоко), и только кожа животных служила целям ремесла. Как рабочий скот использовались, вероятно, лишь быки и волы; они были основной тягловой силой.
Мелкий рогатый скот, особенно овцы, давали не только мясную и молочную пищу, но и шерсть, обработка которой для Передней Азии засвидетельствована с чрезвычайно отдаленных времен. В древних поселениях часто встречаются дисковидные или полушаровидные пряслица от примитивного веретена, дожившего в своей архаической форме и до наших дней.
Ассирийские клинописные тексты рассказывают о существовании в Урарту разноцветных шерстяных тканей, а археологические раскопки дали уже образцы шерстяных изделий, правда еще незначительные и плохой сохранности (Кармир-блур). 
 


Данный сайт поддерживается Комитетом по восстановлению горных селений Чеченской республики "АККА". Все права защищены.